Шрифт
Цвета
Изображения
Выключить
arrow_upward
Версия для слабовидящих людей remove_red_eye
menu

Можно ли заработать на школьном онлайн-образовании в России

Изображение к новости

Сегмент школьного образования сейчас занимает 57% от всего рынка EdTech. Онлайн-образование для школьников подчиняется тем же трендам, что и EdTech в целом. Это диджитализация по принципу «все, что может быть оцифровано, будет оцифровано».

Образование — куда более емкий рынок, чем предполагают сегодня многие. Как отмечают в Education International, объем мирового рынка образования составляет $4,5–5 трлн, и в ближайшие годы может увеличиться до $6–7 трлн. Онлайн-сегмент составляет приблизительно 3% от всего рынка или $165 млрд, и до 2023 года ожидается его рост на 5% в год, и он может достигнуть $240 млрд (по прогнозу Global Market Insights).

В России данный рынок составил $150 млн или 10 млрд рублей, при том, что наша страна в среднем тратит на образования от 7 до 9% ВВП. Расходы бюджета в 2016 году по разделу «Образование» составили 3 трлн рублей. Половина из них приходится на «Общее образование». Эти цифры будут сильно расти, так как, по мнению разных аналитиков, включая TAP Advisors, J’son & Partners Consulting, Ambient Insight, Edutainme, именно Россия является драйвером рынка онлайн-образования в Восточной Европе и демонстрирует среднегодовой рост в 17-25%, значительно опережая рынок в целом. 

Структура онлайн-образования

Онлайн-образование для школьников имеет несколько направлений развития. Чтобы в них разобраться, давайте вспомним устройство системы образования в России на всех уровнях — федеральном, региональном и муниципальном.

На верхней ступени располагается Министерство образования и науки. Здесь утверждают Федеральные государственные образовательные стандарты (ФГОС), распределяют бюджет между субъектами Федерации и запускают Федеральные программы развития образования (ФЦПРО). Уровнем ниже — государственные органы управления образованием субъектов РФ. Они отчитываются перед Министерством образования, запускают региональные проекты развития и распределяют бюджет между муниципалитетами исходя из нормативно-подушевого финансирования (НПФ).

Следом идут муниципальные органы управления образованием, которые выполняют те же самые функции, только на местном уровне. И наконец, внизу этой иерархии находятся школы. Они организуют учебный процесс, выдают аттестаты, обеспечивают дополнительными образовательными услугами, реализуют проекты развития и отчитываются перед управлением образования.

Финансирование в государственные общеобразовательные учреждения поступает из нескольких источников: бюджета субъекта РФ, муниципального бюджета, от добровольных пожертвований и от платных услуг, которые оказывает школа. Благодаря указу президента от 7 мая 2012 года №599 «О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки» школы перешли на нормативно-подушевое финансирование. Теперь образовательные организации финансируются по государственному (муниципальному) заданию на обучение каждого ребенка по числу детей. То есть, чем больше учеников у школы, тем больше финансирование. В регионах на одного школьника выделяется примерно 40 000 рублей в год, в Москве 140 000 рублей.

Теперь о компаниях, которые работают на рынке образования. Их условно можно разделить на два типа. Первые работают в сегменте B2C. Это репетиторы и компании, которые предоставляют услуги по дополнительному школьному образованию, большинство не имеет государственной аккредитации. Их целевая аудитория — родители школьников. Самые популярные — «Фоксфорд», Maximum, «Яндекс ЕГЭ» и агрегатор репетиторов Profi.ru Ко вторым относятся B2G-компании, их заказчиками являются школы и муниципалитеты.

Как трансформировалось школьное обучение в России?

B2G-сегмент в школьном онлайн-образовании развивался постепенно. В начале 2000-х появились сайты, которые упрощают документооборот, — электронные дневники и журналы. Они позволяют педагогам, родителям, управлениям и Министерству образования контролировать учебный процесс онлайн и избавиться от бумажных документов.

Первопроходцем считается компания «ИРТех», которая до сих пор является лидером рынка. Вторым популярным сервисом в России стал «Дневник.ру», запущенный в 2008 году. В 2013 году приняли поправки к закону «Об образовании» и обязали школы перейти на электронные дневники и журналы. Полный переход ещё не закончен, но не везде пользуются единой системой. Так, правительство Москвы выпустило собственное решение (mosreg.ru) и обязало школы пользоваться только их сервисом, что явилось сильным ударом по рынку электронных журналов.

Следом появились электронные учебники. Переход на электронные учебные материалы сокращает стоимость производства, доставки и продажи контента, а значит, сохраняет бюджет Министерства образования. Онлайн-учебники можно быстро обновлять, использовать медиа-материалы и дистанционно контролировать их изучение школьниками. С 2015 года по закону «Об образовании» издания обязаны наряду с бумажной выпускать онлайн-версию учебников. Развиваются сервисы по продаже и чтению онлайн-учебников. Одни из самых популярных: «Кирилл и Мефодий», «Лекта», «Просвещение», «Азбука», «Ланит».

Третий этап трансформации — «электронные учителя». Это онлайн-системы, которые презентуют учебный материал, генерируют задания, комментируют ход выполнения, автоматически оценивают ответы школьника и выставляют оценку в электронный журнал. Решение не заменяет «живого» учителя, но, как показали результаты пилотных проектов ЯКласс в ряде российских областей, освобождает от 20% до 50% рабочего времени, которое тратится на проверку домашних и контрольных работ, объяснение стандартных тем, индивидуальное решение с учениками упражнений и задач.

Практика игроков российского рынка показывает, что онлайн-системы уменьшают количество преподавателей на 1000 учеников, сокращают расходы школ и Министерства образования, поднимают среднюю успеваемость и дают беспристрастную оценку знаний. Популярные сервисы: «ЯКласс», «Учи.ру», «МЭО». Министерство образования ещё не приняло закон об обязательном использовании «электронных учителей», но сегодня они применяются почти во всех школах страны.

Международный опыт

На мировом рынке школьного образования происходят похожие процессы. Онлайн-образование для школьников подчиняется тем же трендам, что и EdTech в целом. Это диджитализация по принципу «все, что может быть оцифровано, будет оцифровано». Электронные версии учебников, электронные журналы, автоматический подсчет успеваемости сокращают время на административные задачи, которые традиционно отнимают много времени у учителя. По итогам пилотных проектов ЯКласс в Челябинской области, специалисты ЯКласс отметили, что автоматическая проверка работ и перевод отчетности в электронный формат освобождает до 30% времени учителя или два часа в день.

Глобализация — еще один тренд, который влияет на школьные онлайн-сервисы. Компании конкурируют со всем миром, школы запускают онлайн-программы, благодаря которым ученикам уже не нужно быть привязанными к конкретному месту.

Например, на сайте k12.com можно подключиться к любой школе в США и проходить программу онлайн. В России похожие решения сейчас разрабатывают «Фоксфорд» и «ИнтернетУрок». В ближайшее время они начнут набирать обороты, и школьников от полного перехода на онлайн-учебу будет останавливать только закон об обязательном образовании и получении аттестата в конкретной школе.

Одновременно с глобализацией растет тренд персонализации: ведь если школам приходится конкурировать со всем миром, то нужно доказывать каждому конкретному человеку, почему они лучшие, а значит — учитывать все индивидуальные потребности.

По оценкам IBIS Capital, рынок онлайн-образования будет расти на 17% в год и достигнет $252 млрд к 2020 году. Школьное образование — быстрорастущий сегмент, потому что на него тратится больше всего денег из бюджета: в среднем от 5 до 9% ВВП страны. Сегмент школьного образования сейчас занимает 57% от всего рынка EdTech, и будет расти на 29% в год за счёт диджитализации азиатского региона. Школьный сегмент в Европе будет расти за счёт адаптации различных решений под сильно разрозненный европейский рынок образования, в Азии — за счет расширения доступности для людей.

EdTech — обширный рынок для финансирования

Как было сказано выше, по данным Marketwatch, весь мировой рынок образования, включая государственные программы, составляет $5 трлн. Это больше рынка IT в восемь раз и в три раза больше рынка развлечений. При этом сфера образования «оцифрована» только на 2%. Инвестиционный потенциал EdTech остается значительным, но темп изменений будет в пять раз медленнее по сравнению с индустрией развлечений. Причина — срок  принятия решений в сфере образования, которая во всех странах жестко контролируется государством.

Геймификация в образовании — один из главных международных трендов. Геймификация в образовании очень развита за рубежом. Некоторые игрушки зарабатывают миллионы долларов. В этом сегменте популярны основы азбуки и приложения по изучению математики, т.е. продукты для начальной школы. Педагоги за границей активно применяют эти приложения в образовательном процессе. На мой взгляд, целевая аудитория тут не учитель, а родитель. Яркие примеры — Busuu, Duolingo, которые сосредоточены на B2C-сегменте.

У нас пока за такие продукты не готовы платить. Также недостаточно устройств на iOS, для которых реализовано большинство таких программ. Показательной является история развития сервиса Lingualeo. По данным РБК, около 4% пользователей имеют платные аккаунты и только около 10–30% купивших приобретают «Золотой статус» и другие продукты повторно. На начальном этапе развития сервиса Lingualeo ежедневно пользовались не более 1% зарегистрированных пользователей или около 100 тысяч человек. За рубежом уже выросло поколение родителей, которое в детстве играло в приставки и на ПК. Для них привычно учиться, используя гаджеты и игры.

Наши родители — это поколение, которое выросло вне гаджетов, поэтому они к игровым приложениям относятся с опаской. Ещё один тренд школьного онлайн-образования за рубежом — это адаптивное обучение, когда алгоритмы решают за ученика, как ему построить образовательный процесс.  Есть сомнения в успехе этого направления, поскольку здесь учитель дает задания, ученик учит, а всё, что сверх этого, вряд ли будет выполняться. Да, ребенку не навязывают план, ребенок сам изучает то, что ему интересно. Но адаптивное обучение в школе возможно только без ущерба основному. Основная задача школы в том, чтобы люди получили на выходе общую картину мира и навыки коммуникации. Когда человек не изучает общие предметы, смысл школьного образования теряется.

Несмотря на то, что школьное образование — одна из самых консервативных сфер в России, количество используемых образовательных онлайн-сервисов быстро растет. Онлайн-инструменты помогают оптимизировать процессы в школе, а ученикам — повысить шансы при поступлении в лучшие вузы России и мира. Рынок неизбежно ждет массовая диджитализация. 

Forbes.ru #ОНЛАЙН-ОБРАЗОВАНИЕ