Шрифт
Цвета
Изображения
Выключить
arrow_upward
Версия для слабовидящих людей remove_red_eye
menu

В Подмосковье строят школу за 80 миллионов долларов. Как она устроена и кто в ней будет учиться

Изображение к новости

В подмосковной деревне Летово с 2016 года строят частную школу-пансионат, которая откроется в сентябре 2018-го. Многие считали, что это будет очередное заведение для «детей богатых родителей». Но по задумке здесь должны учиться одарённые дети со всей России, причём большинство бесплатно. Диана Карлинер съездила и посмотрела, как будет устроена школа для талантливых школьников.

Посреди поля в Новой Москве строят несколько корпусов будущей школы, за ними — лес. Тишину перебивают молотки и дрели. Школа «Летово» откроется в новом учебном году, строительство в самом разгаре. С сентября здесь будут учиться 200 детей 7 и 8 классов. Постепенно количество учеников будет увеличиваться, через два-три года достигнет тысячи.

Здание, напоминающее трёхлучевую звезду, строят по проекту голландских архитекторов из бюро Atelier PRO, которое занимается школами нового типа по всему миру. В «лучах» школы располагаются отделения естественных, гуманитарных и физико-математических наук. Она построена так, что из одного крыла можно быстро переместиться в другое, не выходя на улицу. Детские корпуса, где будут жить ученики, соединяются со школой подземным коридором: при желании на уроки можно прийти в тапочках.

— Это библиотека, где будет доступ к разным секциям книг. Здесь пространство для выставок, там большая учительская. Это целый блок для занятий робототехникой, дальше теплица, где круглый год можно выращивать даже тропические растения, — сотрудница пресс-службы Наталья Бондаренко показывает мне школу.

Мы в касках, всюду летает пыль, на полу лежат стройматериалы. Внутри здания — трёхмерные потолки, огромные окна, плавные переходы из одного помещения в другое. Кстати, вообще почти нет острых углов.

— А вот тут будет концертный зал. Он сможет трансформироваться в кинотеатр или лекторий на 500 или 1000 человек, — говорит Наталья.

Столовая тоже поражает размахом — это просторный светлый зал, в котором умывальники стоят не у входа, как часто бывает, а спрятаны за перегородкой. Продукты в кампус обещают привозить с фермерских рынков. Для детей с аллергией, диабетом и проблемами с желудком диетолог разработает специальное меню. В школе будет свой медицинский блок с изолятором для тех, кто болеет, и стоматологическим кабинетом. На территории кампуса круглосуточно будет находиться медсестра, врач — весь рабочий день.

В школе достраивают спортивный и тренажёрный залы и 25-метровый бассейн с видом на лес. Вода в бассейне, как говорят, будет не хлорироваться, а ионизироваться. На улице тоже планируется спортивная площадка. Строят её таким образом, чтобы там могли заниматься жители ближайших посёлков, а в определённые часы она будет перекрыта только для школьников.

Еще на улице будет теннисный корт. Летом по кампусу можно будет ездить на велосипедах, зимой — на лыжах. Для тех, кто занимается бегом, на случай дождя или снега прямо в школе оборудована дорожка над спортивным залом. Физкультура будет обязательным предметом для всех: во-первых, оценка должна быть в аттестате, во-вторых, учебная программа при физнагрузках лучше усваивается. И в-третьих, спорт — это слабость мецената школы Вадима Мошковича.


Как школа отбирает учеников на бесплатное обучение

В 2015 году бизнесмен Вадим Мошкович продал 2500 гектаров земли в Новой Москве, но 60 гектаров решил оставить. Перед продажей он показал карту со своими владениями Михаилу Мокринскому, директору московского лицея № 1535. Они выбрали место для строительства школы, и было решено, что в Летово появится не квартал с многоэтажными домами, а школа для талантливых и одарённых детей, которую в итоге возглавил Мокринский.

На строительство меценат потратил 80 миллионов долларов — это примерно годовой бюджет небольшого российского города. Пока стоимость обучения составит от 110 до 140 000 рублей в месяц. Сумма будет зависеть от того, выбирает ребёнок недельный пансион или полный — то есть, живёт в доме при школе круглый год или только в будние дни. Плюс родители должны будут оплатить питание и школьную форму. Разумеется, не каждая обеспеченная семья может позволить себе такие расходы, что говорить про семьи из регионов, где средний доход может составлять 20 000 рублей. А если семья многодетная, и в ней растут несколько одарённых детей? Создатель школы Вадим Мошкович этот момент предусмотрел.

«Доход семьи ни в коем случае не должен стать препятствием для зачисления талантливого ребёнка. Если возможность платить равна нулю, школа выделит грант», — говорит он. Поэтому при школе создали эндаумент-фонд.

Эндаумент – это вид фонда, в который вносятся благотворительные пожертвования. Деньги из фонда тратят на определённые цели — в «Летово» это обучение детей. Единственный спонсор школы (имя не называется) вложил 7 миллиардов рублей в эндаумент. Этой суммы должно хватить на работу школы, если родители ни одного ученика не смогут заплатить ни рубля.

«Бесплатно в школе могут обучаться все. Вопрос в том, насколько это правильно. Мы понимаем, что сумму, которую некоторые москвичи часто оставляют в кафе, жители башкирской деревни могут потратить раз в году, когда они приехали в Москву, — рассказывает директор Михаил Мокринский. — Мы ожидаем, что обеспеченные семьи будут полноценно участвовать в образовании ребёнка, на том уровне, на котором им это доступно. Бесплатно должны учиться те, кто не может платить».


Планирует ли школа зарабатывать

При поступлении школа просит родителей написать заявку на полную или частичную компенсацию — подобную анкету заполняют в банках при оформлении ипотеку. Родители передают информацию о своих доходах и недвижимости. Школа отправляет эти данные в Сбербанк, который проводит скоринг-анализ (система оценки клиентов в банках — Прим. ред.), и выясняет, какую сумму семья может потратить на образование.

По словам Натальи Бондаренко, обмануть систему невозможно: были случаи, когда родители пытались скрыть часть своих доходов, но банк такие случаи выявлял. Им предлагали подать документы снова — в противном случае дети были бы исключены из конкурса. Это сделано для того, чтобы обеспеченные семьи честно платили за образование столько, сколько могут позволить, а дети из семей со скромным достатком могли учиться бесплатно.

— Тем не менее, есть ли у школы цель получать прибыль? — спрашиваю я у Натальи.

— Школа не ориентирована на заработок вообще. Это благотворительный проект. Если бы это было иначе, это рушило бы всё, во что верит наш учредитель. Он не для того вложил в эту школу столько времени и денег, чтобы отбирать детей по финансовому признаку.

Прибыль школа не может получать даже юридически: все доходы, которые получают негосударственные некоммерческие образовательные организации, должны быть реинвестированы в обучение. Идеальная бизнес-модель для школы такая, при которой расходы уходят в ноль. Создатели «Летово» предполагают, что этот ноль будет подпитывать эндаумент, сбалансированный оплатой родителей.


«Блата не будет никому»: кто сможет попасть в школу

Другой момент, за который критикуют частные школы, — вопрос блата. В школе с такими условиями и привилегиями наверняка хотели бы учиться многие, в том числе дети бизнесменов и политиков. Во время конкурса система была построена так, чтобы комиссия ничего не знала о детях, кроме их знаний и способностей, — так называемый слепой набор. Ребёнка до последнего конкурсного этапа идентифицируют только по ID: от приёмной комиссии скрыто даже имя поступающего.

«У нас в школу могут поступить дети наших учителей при условии, что приёмная комиссия ничего не будет знать о них. Родители, разумеется, в комиссию не входят. Почему мы никому не даём поблажек? Потому что не хотим, чтобы ребёнку было плохо. Если он будет чувствовать себя недотягивающим, мотивация снизится. Этим можно убить детскую психику. У нас такой цели нет. Учёба должна приносить удовольствие».

Наталья Бондаренко, пресс-служба школы «Летово»

Как сказал однажды Вадим Мошкович, «задачу решил — круто, а не решил — хоть омерседесься, блата не будет никому».


Без классов, под наблюдением и восемь баллов

В школе уже идут занятия: только не для учеников, а для учителей. Одно из важных условий при приёме педагога в школу — желание самому сесть за парту и постоянно учиться чему-то новому. Учителей отбирали по всей стране: в коллективе как молодые выпускники проекта «Учитель для России», так и уже педагоги со стажем.

— Любой адекватный преподаватель с радостью согласится учиться. Мы анализируем разные международные программы, системы оценивания. У нас около 600 часов профессионального развития в год, — рассказывает Василий Горбачев, учитель английского языка. Он занимается разработкой программы по английскому языку. В «Летово» билингвальная система, поэтому некоторые предметы будут преподавать на английском. Всё для того, чтобы язык для учеников не стал преградой для поступления в международные вузы. Ещё со школьниками будут работать тьюторы и психологи.

В школу уже приняли 70 первых учеников со всей России, в том числе из маленьких городов Якутии и Дальнего Востока, и у них начались подготовительные онлайн-уроки, в том числе по английскому. Кроме занятий с детьми, Василий ведёт курс по письму на английском для преподавателей: учит учителей писать эссе, ревью, рецензии, письма и даже научные статьи.

По всей школе расположены камеры, нет ни одного не просматриваемого угла. Учредитель школы утверждает, что это сделано для того, чтобы детям негде было курить и кучковаться. Кроме того, у всех, у кого будет доступ в школу, в пропуск встроят чип, по которому можно будет отслеживать местоположение в кампусе.

— А вас не пугает, что здесь вы под постоянным наблюдением? — спрашиваю я Василия.

— Я не помню, чтобы кто-то из учителей переживал из-за этого. Мне трудно представить, чтобы я возражал, что кто-то видит, куда я иду здесь. Возьмите учебник по английскому, там будет юнит про систему видеонаблюдения. Со школьниками можно обсудить, какие плюсы и минусы у этого есть, написать эссе. Допустим, увидел через камеру, что кому-то плохо — вызвал скорую. Конечно, есть очевидные минусы, когда хочешь побыть один, а ты не один. Есть Большой Брат, который смотрит на тебя. Но ведь все и так пользуются соцсетями.

Будет ли Василий жить в доме, построенном для учителей, он пока не решил. Есть опасения оказаться в изоляции. С другой стороны летовские учителя ездили в UWC Dilijan College в Армении, где учителя и школьники так организовали свой быт, что совсем не чувствуют себя изолированными: у них бизнес-проекты, к ним постоянно приезжают в гости.

Перед тем, как создать школу, команда изучила опыт 20 лучших школ мира. Система пансиона, развитие эмоционального интеллекта, работа с тьютором, билингвальное преподавание, почти сотня дополнительных предметов по выбору.

В школе не будет единого расписания и классов: учеников разделят на параллели, они сами будут составлять своё расписание в зависимости от желаемой нагрузки. Оценки — по восьмибалльной шкале, которая будет переводиться в пятибальную. Как объясняют в школе, оценка состоит из четырёх грейдов, каждый с комментариями учителя: «Они нужны не для сравнения детей друг с другом, а для сравнения с ними самими, какими они были вчера».

В каждом кабинете, за исключением кабинета директора, в стенах установлены прозрачные перегородки. Через такие стенки видно, что происходит в классах. В «Летово» это называют эффектом прозрачности.

— Например, физик начинает показывать опыты, набегает куча людей (учителя и дети), задают вопросы. Прозрачные стенки для того и сделаны: идет ребёнок по коридору, видит, что в кабинете у физика что-то интересное происходит и может поприсутствовать, — объясняет Василий Горбачев.

Обучение в такой школе — это не только привилегии, но и тяжёлый труд. Кого школа хочет получить на выходе? «Счастливых детей, — отвечает Наталья Бондаренко. Это люди, которые готовы учиться на протяжении всей жизни, которые сами смогут выбирать свой жизненный путь. У нас нет задачи создать тепличные условия. Да, возможно нашим выпускникам мир покажется чуть более агрессивным, но мы будем их к этому готовить».